May 9th, 2009

bachus

Задолго до дискуссии о пытках,

много лет назад, заметил: судья - очень почетная должность в разных культурах и в разные эпохи, во время оно суд вершили цари. Напротив, тюремщики - презренные "вертухаи", палачи - нерукоподаваемые парии.

Но чего бы стоили мудрейшие решения справедливейших судей, если бы не было людей, которые эти решения исполняют.
bachus

Марш вышибальный, прощальный

Повтор поста от 11.03.08 - ко Дню победы.


Октябрь Бурденко,
к началу войны – 16 лет.


Маршевая рота

Гудит над бараками ветер, -
Для нас он еще не умолк,
И нам всех дороже на свете
Запасный стрелковый наш полк.

Нас учат, и учат, и учат,
Нам все здесь постигнуть дано!
Пропарывать брюхо у чучел
И резать спирали Бруно.

И сколько же длиться ученьям?..
Но прост командиров ответ:
- Не вечно стрелять по мишеням
И строем ходить на обед…

Нам было тогда по семнадцать –
Молоденький пылкий народ.
На плац приходили прощаться
Мы с каждой из маршевых рот.

Минуй нас, салют поминальный,
Всех двести на гулком плацу…
И марш вышибальный, прощальный
Нас медью хлестал по лицу.


БУРДЕНКО Октябрь Осипович /1925/. Родился в Павлограде Днепропетровской области. В 1951 окончил Киевский Политехнический ин-т. Член партии с 1944. В 1942-43 прицепщик, учетчик, штурвальный комбайна, помощник комбайнера МТС в Азербайджанской ССР. В 1943-46 в Советской Армии. В 1946-51 на учебе. В
1951-61 старший инженер, зам. нач. лаборатории, нач. бюро, нач.цеха, и.о. главного инженера опытного з-да. В 1961-68 зам. дир. НИИ, дир. опытного з-да - 1-й зам. дир. Вильнюсского НИИ радиоизмерительных приборов. С 1978 генеральный дир. Вильнюсского ПО радиоизмерительных приборов. Лауреат Гос. премии СССР. В 1990-91 член ЦК. {17}

отсюда

В комментариях к предыдущему посту упомянули "Прощание славянки". Кроме канонического текста в разных вариантах сразу вспоминается щербаковское "Когда надежды поют как трубы..." А я вспомнил сленговое название - "Вышибальный марш". И человека, от которого я слышал это.

Сначала я нашел текст. Я помнил две последние строчки - немудрено: Владимир Высоцкий когда-то назвал их "лучшим, что написано о маршевых ротах" ГУГЛ дал одну ссылку. Сик транзит... Спасибо кому-то из волгоградских дачников, кто собирает стихи о войне. Потом погуглил ФИО - получил ссылки на протоколы съездов КПСС и справочники.

Это человек - мой дядька, двоюродный брат моей мамы. В 1930 году, когда Октябрю было 5 лет, его отец, председатель палоградского райисполкома, член партии с дореволюционным стажем (одно имя сына чего стоит) был расстрелян "за пособничество кулакам". Пособничество заключалось в том, что в какой-то из сводок процент коллективизации по Павлоградскому району был самым низким по области. В 17 лет Буся (Октябрь) ушел на фронт. Только так можно было смыть клеймо "член семьи врага народа". Больше года был в раведроте артиллерийского полка. Смертность в этом подразделении - порядка 90%. Встретив День Победы, всю последующую жизнь воспринимал как приз, подарок судьбы - на этом свете ему уже бояться было нечего.

Учеба в Киевском политехе, сталинский стипендиат, комсорг, умница, красавец, стремительная карьера. В Литве генеральный директор громадного ПО, заводы которого были разбросаны по нескольким республикам, был всемогущ. И при этом - бард! Я видел у него дома фотографии, где он, в обнимку с Высоцким - оба в пропотевших рубахах - стоят на сцене после концерта. Отзыв Высоцкого написан на книге бусиных стихов.

В дни ГКЧП член литовского ЦК примкнул к "платформе КПСС". Он все потерял в один день, бежав из Литвы объявленным в розыск государственным преступником. Мыканье в Киеве у брата, отъезд в США за семьями дочерей. Последнее, что я о нем слышал - активист комитета ветеранов в местной еврейской общине. А-ля парторг синагоги.


Минуй нас, салют поминальный,
Всех двести на гулком плацу…
И марш вышибальный, прощальный
Нас медью хлестал по лицу.

Чтобы сохранить эти строки, я написал этот пост.

Всех - с праздником!