Category: музыка

venus_xl

O tempora! O mores!

Первый урок музыки.
Учительница:
- Нотный стан - дом, где живут ноты. А как мы открываем дом?
Ученик:
- Ногой?
Учительница:
- Ключом!! Скрипичный ключ, басовый ключ...
...
подслушано в реале.
venus_xl

Ставка на плюс сайз сработала!


снимок с Ynet.
Дамы весомых достоинств ассоциировали себя с ней, мужики вспомнили, что "лучше качаться на волнах, чем биться о камни"(С). Всех задрали дистрофички-анорексички.
Пение? Евровидение вааще не про это.
Мой юзерпик поздравляет Нету.

Упдате. Послушали. Оказалось хуже, чем ожидал. Это не ужас, а ужос-ужос. Голос не маленький - вааще никакого нет.
Исполнение - попса четвертого сорта. Видимо, остальные конкурсанты представили попсу сортов с пятого по десятый.
Предположение о победе экстерьера превратилось в уверенность.
venus_xl

(no subject)

Вчера вечером, железнодорожная станция Бат Галим, Хайфа. Пассажир шел мимо, присел, заиграл.



UPD. Многим не видна картинка. За фортепиано - чернокипный ортодокс, в полном облачении.
venus_xl

В действительности все не так, как на самом деле.

Прочитал роман "Мечтатели" Гильберта Адэра, по которому снят одноименнный фильм, о котором (которому... котором...) писАл два дня назад (но, упоминая этот фильм, можно и пИсать). Сценарий написан (опять!) автором романа, но акценты смещены кардинально. Попросту поменяли местами стейк и гарнир.

В романе, в комнатах Тео и Изабель, нет бюста Мао и краснознаменных плакатов, одна маниакальная киномания и затейливый, до маниакальности, эротизм. Такого градуса, что профессор Фрейд и маркиз де Сад - нет, не нервно курят в сторонке, а, напротив - громко хохочут, хлопают, друг друга, по спинам и подымают, друг за друга, бокал шампанского и кружку пива. Достаточно одной цитаты.

...Teo и Мэттью сняли зеркало в позолоченной раме, висевшее в гостиной над камином, и еще одно такое же, украшавшее ванную хозяина дома, принесли их в комнату Teo и повесили на противоположных стенах.
На этот раз Изабель была полностью отстранена от всех приготовлений, но, как только репетиции закончились и все было готово к представлению, для нее специально в спальню принесли стул с прямой высокой спинкой, как это делают дети, приглашая кого–нибудь из родителей на импровизированный концерт.
Фильм состоял из двух сцен.
В первой Teo и Мэттью представали перед ней в ролях Дика Пауэлла и Руби Килер{73}, облаченные, соответственно, в выцветшую кадетскую форму цвета хаки и остроконечную шляпу на несколько размеров меньше, чем нужно, и платье из желтой тафты и шляпку–колокольчик, позаимствованные из бабушкиного гардероба. Стоя бок о бок — Teo справа, Мэттью слева, — они приступили к двойному стриптизу. Teo начал с того, что развязал ленту на платье Мэттью, затем проскочил у него за спиной и оказался слева от него, чтобы Мэттью, в свою очередь, смог расстегнуть пряжку на ремне у Teo, после чего позицию менял уже Мэттью, но проскочив перед Teo спереди. И в этом духе они продолжали, пока не были сняты все предметы одежды, за которыми последовало нижнее белье. Все это происходило так быстро и так ловко, что Изабель представилась целая шеренга мальчиков и девочек из кордебалета, которые меняются местами, каждый раз снимая по одному предмету одежды друг с друга, пока не остаются совершенно голыми.
Закончив с этим, они перешли к номеру, который назывался «У водопада». Распростершись на полу, разведя ноги в стороны так, чтобы соприкасались только кончики их пальцев, и напевая песню со всем умением, на которое они были способны, хотя и не помнили половины слов, они начали синхронно мастурбировать. Их члены все более и более наливались кровью, все более и более напрягались, пока не начало казаться, что и они, подобно пальцам на их ногах, встретятся в воздухе. Наконец, добравшись до припева, до места, в котором должна была исполняться трель фальцетом, они одновременно извергли семя. Энергия в такой степени сконцентрировалась в их половых органах, что в этот миг пропорции реальности оказались сюрреалистически извращенными и каждому из них, распростертому нагим на полу, в этот миг почудилось, что он превратился в гигантский фаллос, на вздувшейся вене которого стоял вертикально маленький багровый от прилива крови человечек, испускающий потоки спермы из своего узкого безгубого рта.
Бешено аплодируя, Изабель кричала «Бис!», но ни один из исполнителей не был в состоянии выполнить ее просьбу.


Там и покруче есть, хотя - куда уж.

idelsong подметил, что Из четырех виданных мною фильмов режиссера Бертолуччи, в трех есть очень откровенная эротическая сцена, где героиня теряет девственность... В романе сцены дефлорации нет, как нет и менструации в ванне, при совместном купании Изабель с Тео и Мэттью. Похоже, "кровь-любовь" - любимая рифма Бертолуччи.

Еще раз. Студенческие волнения 1968 года в Париже - рамка для романа, ими он начинается и заканчивается. Картина, что в рамке - см. выше.