Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

venus_xl

Дэвид Лодж, "Хорошая работа".

Последняя книга университетской трилогии слабее двух предыдущих. Если в двух первых книгах ("Академический обмен", "Тесен мир") левацкие закидоны шли фоном нормальной жизни и обильно сдабривались юмором, то здесь...

Старые знакомцы, профессора Лоу и Цапп оставлены на периферии романа, центральный персонаж - молодая преподавательница английской литературы Робин. Трахнутая на всю голову ультрафеминистка, прилежная читательница журнала "Марксизм сегодня". На вопрос, обращаться к ней мисс или миссис, строго поправляет: "Персона!". Впервые в жизни попав на завод, очень удивлена отсутствием высоких фабричных труб, из которых должен валить густой черный дым. В романах 19-го века, которые она разбирает со студентами на семинарах, всегда есть такие трубы, они же - фаллические символы патриархального угнетения трудящихся, в особенности женщин. Любая полость или прорезь - символ женских гениталий, используется патриархатом для рекламы и т.д. Заводские инженеры, менеджеры - бездуховные персоны "с калькуляторами" (неоднократно подчеркивается). Специалисты по финансовым операциям - вааще исчадья ада, глупые и бескультурные, но зарабатывают в разы больше одухотворенной Робин. Мерррзавцы.

Чем долго пересказывать - две цитаты.

... Чем скорее появятся те заводы без электричества, тем лучше. Люди не должны зарабатывать на жизнь, делая все время одно и то же.

— А как они тогда будут зарабатывать?

— Они вообще не должны этого делать. Пусть лучше учатся. А работать и производить ценности будут роботы....


"без электричества" = без освещения. Роботам ведь свет не нужен, правда?

Единение физического и умственного труда Робин представляет так:

...Робин силой своего воображения перенесла их в кампус: взяла весь штат завода — рабочих, мастеров, менеджеров, директоров, секретарш, уборщиков и поваров, прямо в халатах, промасленных спецовках и полосатых костюмах — и повезла на автобусах через весь город, а потом высадила у ворот кампуса и позволила им бродить по территории длинной процессией, во главе с Денни Рэмом, двумя сикхами с вагранки и огромным негром с «выбивалки». Их глаза, подобные белым пятнам на темных лицах, удивленно и восторженно взирали на прекрасные здания, деревья, клумбы и лужайки, а еще на красивых молодых людей, работающих и играющих вокруг. А красивые молодые люди и их преподаватели прекращают бездельничать или дискутировать, поднимаются на ноги и идут поприветствовать заводских, пожимают им руки, радушно приглашают присоединиться к ним, и на зеленой траве собираются сотни небольших семинарских групп, состоящих наполовину из студентов и лекторов, наполовину из рабочих и менеджеров. Они говорят о том, как примирить университетские и коммерческие требования на благо всего общества...

В конце восьмидесятых книга и снятый по ней телефильм получили такую и сякую премии. Характеризует атмесферу тусовки, оные премии распределяющей. Нынче этот левацкий бред проталкивают в мейнстрим. Было бы смешно, когда бы не печально.
venus_xl

Площадь Фанни Каплан.

Многие помнят один из губермановских гариков:

За все на евреев найдется судья.
За живость. За ум. За сутулость.
За то, что еврейка стреляла в вождя.
За то, что она промахнулась.


Лев Данилкин. "Ленин. Пантократор солнечных пылинок" (сей труд заслуживает отдельной песТни, и я ее исполню).

...Про то, что Каплан стреляла в Ленина «на заводе Михельсона», знают многие; однако едва ли многие москвичи осознают, что Михельсоновский завод по-прежнему существует и находится в центре города. «Завод имени Владимира Ильича» – целый сектор между Павелецкой и Серпуховской. И сам завод, и меланхоличная безымянная площадь-сквер перед ним (впрочем, скриншот с Яндекс-карт, сделанный осенью 2015-го, подтверждает, что «в народе» ее кощунственно называют «Площадь Фанни Каплан») напоминают карман времени...

В 2015-м году! ПМСМ, если, при всем смраде крымнаша и ихтамнетов, нашлись "кощунники", чтобы отобразить на электроных картах сей топоним (сабж) - не все там потеряно.